Зыбка

Зыбка — подвесная колыбель для младенца

Резная зыбка. 1880–90-е гг. Из деревни Заручевье, Вельского уезда
pinterest button

Символизм

Зыбка — первая земная обитель новорождённого, особое место, требующее магических оберегов и выполнения ритуалов, для защиты жизни и здоровья ребёнка.

Зыбка в своём символическом значении сравнивается с материнской утробой, жилым домом и как завершение земной жизни — гробом.

Подвешенность

Большинство зыбок имели одну общую конструктивную особенность — подвешенность, являющуюся этноопределяющим признаком  русской традиции.

Зыбка. Начало XX в. Село Гжель
pinterest button Зыбка. Начало XX в. Село Гжель Олег Тюленев‎, CC BY-SA 4.0

Младенца в зыбке зачастую брали в поле или в лес и на время работы родителей подвешивали: на треноге (в южных регионах) или на дереве (в северных лесистых местностях). Бытовало выражение «детей на берёзе растить», что означало подвешивать зыбки на берёзах, когда родители заняты работой.

Пол избы наши предки воспринимали в качестве границы между миром людей и подпольем, где обитает «нечистая сила», и подвешивание зыбки с  ребенком над низом (полом), по представлениям тех времён, сохраняло в ребёнке жизненные силы.

Конструкция зыбки

Изготовление

Зыбки в зависимости от региона изготавливали из разных материалов: из дощечек, прутьев, плетёный из лыка или бересты, с боковиной из луба, с дном плетеным или матерчатым.

Конструкция зыбки
pinterest button Конструкция зыбки Антиквариат.Русский Север, CC BY-SA 4.0

Чаще всего зыбки делали из сухих дощечек, из которых сколачивали без гвоздей (встык) неглубокий прямоугольный кузовок (короб).

Зыбка. Вид сверху
pinterest button Зыбка. Вид сверху Антиквариат.Русский Север, CC BY-SA 4.0

Дно делали из мешковины, холста  или другого прочного полотна, для этого в нижней деревянной части зыбки просверливали отверстия, к которым крепили ткань.

Крепления зыбки

Качок

Обычно, зыбку вешали в дальней части избы, за подтопком, где проходила вторая матица — бревно, перекинутое поперек, на котором держались доски потолка. В матицу прочно крепили кольцо, а на кольцо  вешали качок — виток проволоки-пружины, на который и подвешивали зыбку. Зыбка подвешивалась на верёвках,  от углов колыбели, верёвки связывали  на определённой высоте в петлю, которая и надевалась на нижний качок.

Зыбку можно было оттянуть привязанной к ней верёвкой или ремнём, при этом качок немного растягивался и зыбка начинала ровно и спокойно колебаться.

За младенцами обычно следили младшие дети в семье, которых учили управляться зыбкой на качке. Маленьких нянек учили правильно зыбкой «рулить».

Зыбка на очепе
pinterest button Зыбка на очепе Александр Ильин, CC BY-SA 4.0

Очеп

В других регионах зыбку крепили на очеп – длинную деревянную слегу-жердину. Для очепа лучше всего подходили береза и ель — они немного гнулись и пружинили. Очеп просовывали в кольцо, закреплённое на матице, а к нему вешали с одной стороны зыбку, а с другой стороны крепили верёвку или ремень.

Другие колыбели

Позже колыбели стали делать на качалках, короб ставили на ноги-полозья. Такие колыбели имели свои преимущества: их можно было передвигать, поставить удобно к стенке, в уголок, а не посреди и без того тесного жизненного пространства.

Недостатком было то, что такую кроватку невозможно было взять собой в поле, зыбку же легко можно было взять, положить на телегу, а там подвесить на ветку. 

Полог

Важным элементом зыбки была материя закрывающая, завешивающая и окутывающая зыбку —  полог, который будущая мать готовила заблаговременно.

Полог был неотъемлемой  частью зыбки не только для защиты от света и насекомых, но, прежде всего, в качестве защиты от сглаза и преграды злым духам.

Младенца до года не принято было показывать чужим людям, поэтому при чужих его закрывали пологом.

Зыбка
pinterest button Зыбка неизвестен, CC BY-SA 4.0

Для полога будущая мама подбирала красивую ткань, делала украшения – вышивку, аппликации, кружева. Бедная же семья могла просто надеть на зыбку старый сарафан.

Подстилка

В качестве подстилки (постилки) использовали яровую или ржаную солому или стружки, накрытые ветошью, шерстью, старой одеждой.

Украшения зыбки

Во многих северных районах России изготавливали добротные деревянные резные или расписные зыбки.

Резная зыбка. 1880–90-е гг. Из деревни Заручевье, Вельского уезда
pinterest button Резная зыбка. 1880–90-е гг. Из деревни Заручевье, Вельского уезда Издательство Три квадрата, CC BY-SA 4.0

Особенно распространены они были по Северной Двине.

Зыбка.
pinterest button Зыбка. Александр Ильин, CC BY-SA 4.0

В росписи зыбок среди орнаментов трав и цветов изображали и бытовые сцены из жизни крестьян северной деревни: женщину, укачивающую ребенка; охотника с собакой, целящегося из ружья в белку; птицу, сидящую на дереве; седока в санях.

Зыбка с крестом и датой
pinterest button Зыбка с крестом и датой Антиквариат.Русский Север, CC BY-SA 4.0

Некоторые расписные колыбели имели надписи о ее владельце, месте и времени изготовления.

Зыбка
pinterest button Зыбка Антиквариат.Русский Север, CC BY-SA 4.0

В Олонецкой губернии зыбки украшались рельефной резьбой. В мотивах олонецкой резьбы, по характеру близкой к новгородской, преобладал растительный орнамент".

Игрушки на зыбке

Как и в наше время, на зыбке раньше тоже вешали игрушки – яркую ткань, расписные ложки и погремушки. Погремушки мастерили из бычьего пузыря, в который насыпали зерно. Такая погремушка мягко шуршала, убаюкивая младенца.

Зыбка с молитвой.
pinterest button Зыбка с молитвой. Антиквариат.Русский Север, CC BY-SA 4.0

Мотивы

Голос матери, мотив её колыбельной песни, убаюкивал ребёнка. Этот простой мотив был тесно связан с темпом качания зыбки, был однообразным и повторяющимся. Младенец его легко запоминал, повторял эти звуки в тон и сам себя убаюкивал.

Поверья, традиции и обряды, связанные с зыбкой

В разных регионах России с зыбкой связывали разные поверья, соблюдали разные обряды и традиции. Вот некоторые из них:

  • В мифологии народов Сибири первый житель нашей планеты был спущен с неба на землю в узорчатой люльке, подвешенной на золотую цепь.
  • Если муж хотел, чтобы детей в семье было много, он уходил как можно глубже в лес и там отыскивал дерево, достойное стать зыбкой для его потомства.
  • После рождения ребёнка зыбку покрывали юбкой в которой ходила роженица, считалось, что младенцу полезно побыть в «утробе» ещё некоторое время.
  • Жители Сибири и европейской России верили, что ребенок, лежащий в приподнятой над полом колыбели, находится под особой защитой высших сил.
  • Строго-настрого запрещалось качать пустую зыбку: якобы ребенок потом спать будет беспокойно. Этого поверья многие придерживаются и сейчас в отношении коляски или кроватки.
  • Для спокойного сна в зыбку было принято класть полено. При этом приговаривали: «Спи так же крепко, как эта деревяшка».
  • На люльке писали заговор: «Будиха, не буди мальчишку Миху». Будихой назывался злой дух, который не давал малышу спать. Чтобы Будиха не беспокоил младенца, для него оставляли угощения, а люльку вешали подле икон, под охрану святых.
  • В народе считалось, что младенец, смеющийся во сне, видит  райские благоухающие и волшебные сады. Поэтому колыбели старались украсить царскими птичками, причудливыми цветами и деревцами. В изголовье рисовали солнышко, в ногах — месяц и звезды.
  • В ногах вырезался крест. Это значило, что все люди ходят под Богом.

Видео

Русская колыбельная

Полезная информация

Зыбка
Подвесная люлька
Подвесная колыбель

Колыбать — южн. и сев. колебать, колыхать, качать, зыбать.

Колыбель, колыбелька, зыбка, люлька, качалка, баюкалка, колыска

Загадка

Не роя, а колыбается.
Не троста, а шатается.
Сама поскрипывает.
Сама попрыгивает.
Сама песни поёт.

Этимология

Слово колыбель происходит от древне-русского глагола «колыбать», что означало качать, укачивать. Глагол колыбать близок к глаголу колебать и возможно произошёл от древне-русского колыхать, украинского колисати, польского kоɫуsас, что означало бежать рысью, качать на коленях. 

В. И. Даль отмечает, что в зависимости от местности колыбель в XIX веке называли зыбка, люлька, качалка, баюкалка, колыска.

Слово же люлька (в значении колыбель) возникло от общеславянского люлю, означающего припев при укачивании и возникшего от глагола лелеять, который сроден с украинским лелíяти, болгарским ле́лям, леле́я (укачиваю), сербохорватским лелѝjа̑м, лелѝjати, ле̑љам, ле́љати (качать, болтать), старо-чешским leleti (волновать) и родственно литовскому leliúoti, leliúoju (качать, колыхать), латышскому leluôt, leluoju (укачивать ребёнка, убаюкивать), сродство с древнеиндийским lē- lā́yati, lēlāyáti, lēláyati(качает(ся), дрожит), lálati(играет), lālауаti(ласкает, лелеет), возможно с англосаксонским lǽl(прут, ветка).

Также, в современном английском lull (убаюкивать).

Рассказ о зыбке

Вот как рассказывали про зыбку и очеп деревенские жители:

«Ребенок родится — ему делают зыбку. Зыбку вешают на очеп. Очеп — еловая слега, которая просовывается в кольце. А тут веревоцьки, за зыбку зацепляютце — качать ребенка. В веревоцьки ногу просунешь и качеешь. Ну вот, а в руках цё-нибудь делай. Раньше поески ткали, шили — все вот... А ногой — качеешь. А руками роботаешь.

Этот очеп вырубать шли раньше, штобы еще не пели петухи, — дак робята будут угомонливы. Чтобы робята были угомонные — спокойные: в спокое чтобы были, не плакали лишка. Вот — и идти дальше в лес, чтобы петух не уцюл, не спел.
А вырубали еловую жердину на муравейнике. А муравейники-те видали? Мурашей-то сколько бродит под землей-то там? Вот над' найти такое место, чтобы на муравейнике эта была жердина. Молодая елочка. А это затем, чтобы робята жили, чтобы робят было больше.

Брали, значит, новую елочку, рубили. Над’, чтобы ровная, найти над’, чтобы над муравейником. Вот на муравейнике эту елочку высекут, и чтобы петух не учул, не спел, — вот так надо».

Укачивание

Из рассказа деревенских старожилов:

Качали до трех годов. Хоть не надо на руках носить! Нонь вот в колясках все катают, а раньше все ведь на руках. А если другой родитце — этого долой, опеть другого в зыбку! Ой, раньше робят-то ведь много носили, нынь-то уж мало. Нынь принесут одново да два — да и хватит. Ведь нынь только здоровье все теряют! А раньше ведь этой моды не было ничего. Носят хоть тово больше! У меня цетверо было!

Раньше водили как: оцеп сделают церез всю избу... Нонь стали выводить детей все без зыбки, — а мы сидим и кацеем. В веревку засунем ногу да кацеем. А он и спит. А мы сидим прядем — прядем ли, вяжом ли, — когды цево. Все время короче! А он спит-спит, до двенадцати цясов. Потом встанет, накормим — пошли опеть: гулять! Вот.